Странная дорога к «счастью» или Дети не товар.

Простые и структурированные понятия взаимоотношений мужчина- женщина, чувства, эмоции, настоящая любовь, свойства характера

Странная дорога к «счастью» или Дети не товар.

Почему в России нельзя принимать закон о бытовом насилии?  Российское общество встревожено разработкой в Госдуме законопроекта «О бытовом насилии в семье» без широкого обсуждения. Правозащитник из Испании Вера Родионова, недавно посетившая Красноярск, рассказала корреспонденту «АиФ-Красноярск», к чему привёл подобный закон в Европе, какие опасности он таит в себе и почему его нельзя принимать в России. Вера Родионова, правозащитник из Испании: Ни в коем случае нельзя принимать законы, которые основаны на Стамбульской конвенции. Подобный закон о бытовом насилии в Испании приняли ещё в 2003 году, а через год вышел закон о гендерном насилии. Запад сошёл с ума, и теперь это предлагают сделать в России.FavoriteLoadingДобавить в избранное

Почему в России нельзя принимать закон о бытовом насилии? 

Российское общество встревожено разработкой в Госдуме законопроекта «О бытовом насилии в семье» без широкого обсуждения. Правозащитник из Испании Вера Родионова, недавно посетившая Красноярск, рассказала корреспонденту «АиФ-Красноярск», к чему привёл подобный закон в Европе, какие опасности он таит в себе и почему его нельзя принимать в России.

Вера Родионова, правозащитник из Испании: Ни в коем случае нельзя принимать законы, которые основаны на Стамбульской конвенции. Подобный закон о бытовом насилии в Испании приняли ещё в 2003 году, а через год вышел закон о гендерном насилии. Запад сошёл с ума, и теперь это предлагают сделать в России.

Ольга Лобзина, «АиФ-Красноярск»: Вера, но нельзя же отрицать такую проблему, как насилие в семье (и не только в России)?

— Я тоже выступаю против насилия в семье. Более того, эту тему изучаю давно, и у меня достаточно большое количество статей вышло. В Испании, где я живу 28 лет, подобный закон приняли почти 20 лет назад. У меня муж работает в системе образования, однажды принёс методичку, в которой прописано, как выявлять трансгендерных детей. Это школа с 3 до 12 лет. Я писала об этом в статье «Поменяем мальчиков на девочек, девочек на мальчиков». Тогда он верил, что всё это в стол положат. Но, увы…

То, что я сейчас наблюдаю в российских СМИ, вызывает у меня дежавю. Всё это я видела 20 лет назад в Испании. Кампания начинается агрессивно, с эмоциональным контентом, показывают сцены ужасного насилия (единичные факты). И общество приводится в такое состояние, что теряет планку рациональной мысли. Под это дело принимаются законы. Хотя наши исследования (и та же статистика ООН или МВД) показывают, что нет никакого снижения уровня насилия, убийств в семьях ни в Испании, ни в Германии, ни во Франции. Цифры за 20 лет абсолютно одинаковые. Да, количество заявлений растёт. Потому что за каждое заявление женщин из Евросоюза поступают деньги. Часть средств идёт на рекламу. Чем больше в СМИ рекламы ужасного насилия, тем больше денег.

— Что в российском законопроекте настораживает или что вы считаете вредным?

— По этому закону может быть признан виновным любой семейный человек в совершенно абсурдных ситуациях, поскольку определение насилия размыто. И вполне приличные семьи могут попасть под эти жернова. Например, сосед напишет донос, так как ему показалось, что ребёнок плачет, потому что его бьют, и малыша могут изъять из семьи. Обиженные друг на друга муж и жена написали заявление, причём кто первый, тот и прав. Что и происходит на Западе. Насилием становится что угодно. Например, в Европе запретить ребёнку сменить пол —
это тоже насилие. Недавно 8-летняя девочка выступала в парламенте одной из провинций Испании. По её словам, она в 4 года обнаружила в себе транссексуала, а в 8 лет уже благодарит членов парламента за то, что они ведут её дорогой к счастью — смене пола.

Таких детей начинают пичкать гормонами до половой зрелости. По сути, это добровольная стерилизация. Идёт сильная пропаганда в СМИ, школах… И родители боятся возразить, опасаясь, что их обвинят в насилии. Я лично проводила опрос среди родителей, но они боятся открыто говорить, потому что есть закон о гомофобии. Только одна женщина сказала, что раньше можно было воспитывать детей, основываясь на семейных традициях, а сейчас нельзя — отберут.

Мужчина — агрессор, женщина — жертва
— И как реагирует на происходящее общество в Испании?

— В Испании суды забиты заявлениями. Причём часть из них — ложные. А что в законе? В нём с самого начала говорится, что мужчина — это всегда агрессор, а женщина — пострадавшая. И не следует доказывать, нужно сразу реагировать. Судьи, имеющие профессиональную этику, естественно, начали протестовать, писать статьи. Произошёл некий коллапс системы. И даже если в этом потоке есть реальная жертва, она стоит в очереди. И пока рассматривают огромное количество ложных заявлений, за которые ничто не предусмотрено, реальные жертвы погибают.

Сейчас многие правозащитники и юристы на Западе говорят, что этот закон по сути отменяет презумпцию невиновности. Вообще отменяет многие принципы, которые заложены в основу правовой системы любого государства. Молодые люди боятся жениться и выходить замуж.

— Поэтому у вас так сильно движение феминисток? На заседании общественного совета при Красноярской митрополии вы показали видео акции протеста 8 Марта в Испании…

— В тот день сотни тысяч людей вышли на улицы в центре Мадрида, на площадь Сибелес, где находится статуя богини плодородия. В последние годы количество феминисток выросло значительно. Они вмешиваются в семьи, разбивают их, пишут доносы. Идеология чайлдфри работает против семьи.

— Но кто-то же за этим стоит? Неужели не понимают, что происходит подмена семейных ценностей, что всё это ведёт к развалу института семьи и уничтожению нации?

— Некоторые эксперты считают, что таким образом насаждается гендерная теория, которую финансировали во многих университетах Европы и Америки. Посмотрите, чего хотят феминистки. Они требуют сжечь епископскую конференцию (постоянный орган, объединяющий католических епископов страны или территории. — Прим. автора), потому что желают, извините меня, «трахаться» где хотят и с кем хотят. И вот так в каждом городе они выходили чуть ли не каждый месяц. Всё продвигается через университеты, специальные гендерные кафедры, которые разрабатывали данную идеологию. За этим стоит что-то другое, более тёмное, нежели просто борьба с насилием.

Против чего они выступают? Против суда, полиции, государства, президента… Мне кажется, так много процессов в стране, которые разваливают её изнутри. И в России это тоже есть. А закон о насилии — часть системы. Но это не значит, что не надо бороться с насилием. Нужно, но другими методами.

 

Источник